Земельный налог на участки под стратегическими объектами. Форма или содержание

17.09.2018

В последнее время большое внимание уделяется налоговой системе России, и одним из приоритетнейших направлений деятельности органов государственной власти, направленных на экономическое развитие страны, является так называемая «донастройка» налоговой системы Российской Федерации. В рамках этого направления уже повышен налог на добавленную стоимость до 20%, идет обсуждение повышения налога на доходы физических лиц или введение прогрессивной шкалы НДФЛ в зависимости от дохода граждан. Обсуждается возможность реализации иных налоговых инициатив, направленных на «донастройку» налоговой системы, но ряд аспектов налоговой системы продолжают значительные пробелы в регулировании.

Евгений Пугачев, 

адвокат, 

руководитель практики «Земля.Недвижимость.Строительство» 

юридической компании «Интеллектуальный капитал» 


Один из таких аспектов является земельный налог, уплачиваемый за земельные участки на которых расположены объекты стратегического назначения, предназначенные для обеспечения безопасности государства, обороны или космической деятельности. 

Одно из предприятий ракетно-космической отрасли, осуществляющее производство ракетоносителей и фактические осуществляющее ракетно-космическую деятельности, ранее имевшее организационно-правовую форму унитарного предприятия, уплачивало земельный налог на земельные участки, на которых расположено производство по сниженным ставкам.  

После приватизации предприятие приобрело организационно-правовую форму акционерного общества, продолжая фактически производить ракетоносители для космической отрасли, осуществлять космическую деятельность, как и ранее.  

Однако, налоговый орган отказал предприятию в применении пониженной ставки по земельному налогу.  

 

В качестве оснований отказа в применении пониженной ставки по земельному налогу налоговый орган, указал, что применение данной пониженной ставки является налоговой преференцией, для применения которой необходимо соблюдение ряда условий, а именно: 

- нахождение земельного участка в статусе ограниченного в обороте, которыми в соответствии с пунктом 5 статьи 27 ЗК РФ могут являться только земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности; 

- предоставление земельного участка для обеспечения обороны, безопасности и таможенных нужд.  

Налоговый орган посчитал, что земельный участок, в отношении которого налогоплательщиком применена пониженная ставка земельного налога не отвечает условиям, при которых пониженная ставка налога может применяться. 

В качестве обоснования своего решения, налоговый орган указал, что земельный участок выбыл из федеральной собственности, и в настоящий момент находится в частной собственности налогоплательщика, а принадлежность 100% акций налогоплательщика Российской Федерации не тождественно нахождения земельного участка в федеральной собственности. 

Для правильной квалификации применения ставки земельного налога требовалось разобраться в назначении земельного участка – объекта налогообложения.  

 

Отнесение земельного участка к землям, изъятым из оборота, обуславливается его использованием для конкретных нужд. Данные ЕГРН в отношении земельного участка – объекта налогообложения, его категория и вид разрешенного использования также относили спорный земельный участок к используемым для целей космической деятельности, земельный участок по-прежнему фактически продолжал использоваться для целей производства космических аппаратов и осуществления космической деятельности. 

Фактическое использование земельного участка определяло его правовой статус, в соответствии с которым земельный участок относился к числу ограниченных в обороте в силу указания закона, а соответственно к числу тех участков в отношении которых подлежали уплате земельный налог по пониженной ставке.  

В соответствии со статьей 17 Земельного кодекса РФ, в федеральной собственности находятся земельные участки, признанны таковыми Федеральными законами. Отнесение федеральным законом земельного участка к федеральной собственности является безусловным основанием признания такого земельного участка именно федеральной собственностью.  

 

Постановлением Верховного Совета РФ от 27.12.1991 №3020-1 «О разграничении государственной собственности Российской Федерации на федеральной собственностью, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, и муниципальную собственность» (далее – Постановление ВС РФ №3020-1) утвержден порядок разграничения государственной собственности. 

Указанное Постановление Верховного Совета РСФСР имеет силу закона и устанавливает, что объекты государственной собственности и предприятия, производящие системы и элементы вооружения, взрывчатые и отравляющие вещества, расщепляющиеся и радиоактивные материалы, ракетные носители, космические и летательные аппараты, военное снаряжение, предприятия и объекты, обеспечивающие обслуживание, запуск и сопровождение космических аппаратов, осуществляющие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в указанных областях - независимо от доли военных заказов, независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий, относятся исключительно к федеральной собственности. 

 

Положения статьи 71 Конституции Российской Федерации установлено разграничение предметов ведения, относящих космическую деятельность и деятельность в космосе к исключительному предмету ведения Российской Федерации. В развитие указанных положений Конституции Российской Федерации, статьей 87 Земельного кодекса РФ земли промышленности и иного специального назначения, занятые объектами, обеспечивающими космическую деятельность, объектами обороны и безопасности, объектами оборонного производства, другими объектами, отнесенными к ведению Российской Федерации в соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации, являются федеральной собственностью. 

Правовой статус участка должен определяться его фактическим и юридическим использованием, но не отнесением правообладателя к той или иной организационно – правовой форме. Организационно-правовая форма всего лишь форма осуществления деятельности предприятия, использование же участка – это правовое содержание, определяющее правовой статус земли.  

 

Приватизация налогоплательщика в форме реорганизации ФГУП в Акционерное общество, является по существу изменением формы, которая по мнению налогового органа является причиной невозможности применения налоговой льготы по земельному налогу. Изменение формы не повлекло за собой изменение собственника, а лишь привело к изменению структуры корпоративного владения имуществом предприятия, включая земельным участок.   

В соответствии со статьей 209 Гражданского кодекса РФ, право собственности состоит из трех основополагающих правомочий – права владения, права пользования и права распоряжения принадлежащим имуществом. Согласно пункту 2 статьи 209 ГК РФ, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. 

Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. 

 

Несмотря на то, что формально, налогоплательщик, имеющий организационно-правовую форму акционерного общества в смысле ЕГРН является лицом, за которым зарегистрировано право собственности на земельный участок, фактически не обладает правомочиями собственника, лишен возможности не просто по своему усмотрению любым образом отчуждать принадлежащее ему имущество, и в первую очередь, земельные участки, но и вообще каким-либо образом распоряжаться этим имуществом – передавать в аренду, вносить в залог или в уставный капитал хозяйственных обществ. Совершение таких действий возможно только на основании распорядительных документов Правительства РФ. 

В силу положений статьи 27 Земельного кодекса РФ, земельный участок, в отношении которого принято оспариваемое решение в силу структуры корпоративного владения, является ограниченным в обороте.  

Рассматривая спор налогового органа и налогоплательщика суд вопреки необходимости определить содержание правового статуса участка, встал на сторону налогового органа, констатировав, что в рассматриваемом случае форма преобладает над содержанием. Организационно-правовая форма правообладателя земельного участка является более существенным и юридически значимым показателем по отношению к правовому содержанию земельного участка, его фактическому использованию для целей космической деятельности. 

Вне зависимости от того, какая деятельность осуществляется на земельном участке, для каких целей он используется, эти юридически значимые для определения реального правового статуса земельного участка обстоятельства не имеют никакого значения перед задачей более полного наполнения бюджета.  

 

Реальность такова, что государство в угоду решению политических задач жертвует, а зачастую пренебрегает правовыми нормами, решая спорные вопросы в угоду сиюминутной политической воле.   


Источник: ГК RWAY
Теги: